Основные методические требования к анализу

Соблюдая несколько главных сверенных на практике требований, которым должен удовлетворять анализ языка и стиля произведения, редактор выполнит свои задачки лучше и поточнее, избегая существенных ошибок.

1-ое требование — начинать анализ с определения общих и специфичных особенностей языка и стиля текста. Требо­вание это, если вникнуть, имеет глубочайшие основания.

Не определив многофункциональный Основные методические требования к анализу стиль редактируемой ра­боты, нельзя выявить безосновательные отличия от него. Не считая того, определяя особенности языка и стиля произве­дения, редактор подготовляет почву для ясного понимания задач языково-стилистической критики текста — с чем бо­роться, что одобрять, что советовать создателю.

Всегда полезно найти: что обедняет авторский текст, что делает Основные методические требования к анализу его одинаковым, какие свои стилистические погрешности создателю характерно не замечать, в чем сила и плюсы его стиля и т.д. И делать это лучше перед чтени­ем с целью анализа и оценки стиля.


Не считая того, каждому редактору, кто накопил даже срав­нительно маленькой опыт, приходилось замечать, что сто­ило Основные методические требования к анализу только ту погрешность, которая ускользала от внимания и оставалась не устраненной, узреть раз-другой, как она начинала навязчиво лезть в глаза и уже изредка оказывалась упущенной. Поймав себя на «зевке», редактор невольно ста­вит для себя целью не пропускать больше такового рода погрешно­сти. К примеру, при неумеренном употреблении 1-го Основные методические требования к анализу и такого же, да к тому же плохого, оборота (вроде особенное значение получает), редактор, заметив это, при предстоящем чтении непроизвольно преследует цель отыскать, не пропустить все та­кие обороты, чтоб порекомендовать создателю поменять их, чтобы избавиться от однообразия языковых средств. При всем этом ему уже не приходится Основные методические требования к анализу находить повторяющиеся обороты, его мозг реагирует на их так, как реагирует на прикосновение паль­ца к острому либо жаркому.

Приведем несколько примеров.

В книжке М.М.Раковой «Русское искусство первой поло­вины XIX века» (М., 1975) редактор очевидно не лицезрел обычных для создателя недочетов:

— злоупотребления оборотом играет роль и словом роль Основные методические требования к анализу, вводимом к месту и не к месту («...отличительной чертой шко­лы было повышение роли работы с натуры»);

— глаголом получил («...конкретно в этот период синтез ар­хитектуры и статуи получает свои более калоритные и со­вершенные решения...»; «Этот процесс... получает свое за­вершение»; «...лепнина получает... замкнутую композицию);

— словом решение («...много Основные методические требования к анализу схожих черт находим мы в решении дома Хрущовых-Селезневых. Тут в особенности инте­ресно асимметричное решение плана дома...»).

Если б редактор ставил впереди себя задачку вскрыть ти­пичные стилистические недочеты авторского текста, он бы уверил создателя в том, что лучше их убрать.

Есть языково-стилистические ошибки случайные для дан Основные методические требования к анализу­ного создателя, а есть соответствующие. И если редактору удается выявить последние, то он берет их под критичный прицел и, обычно, уже не упустит.

Если создатель, к примеру, на протяжен™ одной странички делает две однообразные по типу ошибки, то, может быть, в этом его соответствующая слабость, и редактору необходимо Основные методические требования к анализу ее подразумевать при чтении.

Так, в одной рукописи редактор в протяжении одной странички наткнулся на такие однотипные погрешности в стиле:

Поначалу:

Их [студентов] беседы занимают в романе не так много места, но даже в их можно проследить, какую страшенную мешанину представляют взоры... этой части молодежи.

Потом:

Закономерно потому, что Основные методические требования к анализу Кристоф, которому кажется, что он вырвался из зам­кнутой цепи буржуазных отношений, по сути оказался замкнутым в новейшей цепи условностей...

Вот этого уже довольно, чтоб прийти к выводу: создатель не ощущает неловкости повторяемых случаем схожих и однокоренных слов, снижающих качество стиля. Создатель не слышит собственный текст. Это, видимо, его слабенькое место Основные методические требования к анализу. Нужно быть настороже. Нужно вынудить текст звучать. Это необходимо делать все­гда, но в этом случае в особенности.

Неудача, но, в том, что редактор, случается, начинает подмечать типичную для создателя стилистическую погрешность только к концу рукописи, тогда и ему приходится читать все заново, чтоб убрать эту погрешность всюду Основные методические требования к анализу и в ранее прочитанной части текста.

Время от времени же редактор, поглощенный полностью решением других задач критики текста, совсем не замечает неких обычных погрешностей и спохватывается, когда уже по­здно.

Другое дело, если обычные ошибки создателя определены заблаговременно, при оценочном чтении. Тогда при шлифовочном чтении ничего не Основные методические требования к анализу будет упущено.

Но главное достоинство работы, начатой с определения особенностей языка и стиля произведения, естественно, в дру­гом. Навряд ли можно без специального анализа, без специаль­но поставленной цели по-настоящему осознать источники со­вершенства и несовершенства авторского стиля, а означает, выяснить, что все-таки, фактически, нужно делать создателю и редактору, чтоб Основные методические требования к анализу сделать лучше стиль. Тот, кто читал «Золотую розу» К. Па­устовского, уже не сумеет запамятовать описанный там эпизод с рассказом писателя Андрея Соболя.

В 1921 г. Паустовский работал секретарем в одесской газете «Моряк». «Од­нажды ,- ведает он, - Соболь принес в "Мореплаватель" собственный рассказ, раздерган­ный, перепутанный, хотя и увлекательный по Основные методические требования к анализу теме и, непременно, профессиональный.

Все прочитали этот рассказ и смутились: печатать его в таком халатном виде было нельзя. Предложить Соболю поправить его никто не решался. В этом отно­шении Соболь был неумолим - и не столько из-за авторского самолюбия... сколь­ко из-за стрессовости: он не Основные методические требования к анализу мог ворачиваться к написанным своим вещам и терял к ним энтузиазм.

Выручил редакцию «корректор, старик Благов, прошлый директор самой рас­пространенной в Рф газеты "Российское слово", правая рука известного Сыти­на». Он пришел поздно вечерком к Паустовскому и предложил: «Вот что... Я все думаю об этом рассказе Соболя. Профессиональная вещь. Нельзя Основные методические требования к анализу, чтоб она пропала.

Дайте мне рукопись. Клянусь честью, я не изменю в ней ни слова. Я останусь тут... И при вас я пройдусь по рукописи».

«Благов кончил работу над рукописью только к утру. Мне он рукописи не пока­зал, пока мы не пришли в редакцию и машинистка Основные методические требования к анализу не переписала ее начисто

Я прочитал рассказ и онемел. Это была прозрачная, литая проза. Все стало вы­пуклым, ясным. От прежней скомканности и словесного разброда не осталось и тени. При всем этом, вправду, не было выброшено либо прибавлено ни 1-го слова...

- Это волшебство! - произнес я. - Как вы это сделали?

- Да просто Основные методические требования к анализу расставил верно все знаки препинания. У Соболя с ними форменный беспорядок. В особенности кропотливо я расставил точки. И аб­зацы. Это величавая вещь, милый мой. Еще Пушкин гласил о знаках препи­нания. Они есть, чтоб выделить идея, привести слова в правиль­ное соотношение и дать фразе легкость и правильное звучание. Знаки Основные методические требования к анализу пре­пинания - это как нотные знаки. Они твердо держат текст и не дают ему рассыпаться».

Паустовский поведал эпизод с Андреем Соболем для того, чтоб показать силу символов препинания. А для нас этот эпизод увлекателен другим — редакторским талантом Благова, его умением узреть языковые особенности произведения, осознать, в чем сила Основные методические требования к анализу и слабость авторского языка. Конкретно это позволило ему искрометно решить редакторскую задачку и дать, по словам самого Соболя, расчудесный урок создателю, который стал ощущать себя «преступником по отношению к своим прежним вещам».

Такового рода разбор назидателен не только лишь для оценивае­мой работы создателя, да и в особенности для Основные методические требования к анализу его будущих работ.

Еще есть одна причина первого требования и еще одна полезность от него.

Если редактору придется самому править авторский текст, то при соблюдении этого условия он лучше выполнит свою задачку, так как одно из требований к редакторской прав­ке — воспользоваться не своими, а авторскими языково-стили­стическими Основные методические требования к анализу средствами (по другому правка будет смотреться как заплатка другого цвета, как нечто чужеродное). Для такого же, чтоб превратиться в создателя, завладеть его лексикой, синтаксисом, его стилем мышления и речи, требуется ис­следование этого стиля, определение его специфичных особенностей.

В умении определять манеру создателя можно поучиться у В Основные методические требования к анализу. П. Боткина, который писал П. В. Анненкову о стиле ис­торика Кудрявцева 07.03.1851:

Ловко охарактеризовали вы книжку Кудрявцева и тонко подметили ее отличные стороны. С вашим воззрением я с наслаждением соглашусь, но прибавлю только, что у создателя в то же время есть какая-то странноватая неохота прямо высказывать свою идея Основные методические требования к анализу: он всегда, подходит к ней украдкой, помаленьку, выговаривает ее не вдруг. Таковой процесс не столько служит для полезности читателя, сколько для личного наслаждения самого создателя, который находится еще в медовом месяце истори­ческого изложения и, как хахаль, не наговорится с своею разлюбезной. Книжка полу­чила от этого излишнюю длинноту, и длиннота лежит Основные методические требования к анализу также и в идей, и в языке. Вас заинтриговало содержание, и вы этого не замечаете. Но нужно вожделеть, чтоб в последующих трудах создатель заполучил более исторического стиля и определенности в исторических представлениях. Заметьте, какой мастер в этих отношениях Гранов­ский. Очевидно, Кудрявцев ученее и трудолюбивее его и оставит Основные методические требования к анализу по для себя более крепкие следы; но в нескольких страницах, из которых состоит ученая деятель­ность Грановского, будет больше таланта, чем во всех книжках Кудрявцева, хотя книжки его будут несоизмеримо полезнее. Но мистицизм и некая романтичная туманность, лежащая в его сознании, много повредят ему в исторических трудах, так как отодвинут Основные методические требования к анализу его от практического взора на людей и действия. Ну и мысли у него как-то все ложатся в немецкую, книжную форму. В книжке его не ощущается российского разума и российской манеры - так, как, к примеру, ощущается британский мозг и британская манера в Маколее... я думаю, что нужно Основные методические требования к анализу стремиться к национальности и в науке (П. В. Анненков и его друзья. СПб., 1892. С. 566-567).

Разве не извлек бы Кудрявцев пользу из такового редактор­ского на самом деле разбора его стиля В. П. Боткиным? Разве не посодействовал бы этот разбор В. П. Боткину, случись ему быть редак­тором сочинений Основные методические требования к анализу Кудрявцева, при правке текста сохранить стилистические особенности создателя?

Необходимы ли еще подтверждения справедливости первого требования к анализу языка и стиля?

2-ое требование — избегать субъективности в стили­стических оценках, поправках, замечаниях. Одно из самых драгоценных редакторских свойств — умение отделить личные пристрастия от беспристрастной необходимости стилистических исправлений в тексте. Объективных к языку людей, пожалуй Основные методические требования к анализу, не существует. И вот что часто выходит, когда создатель не испытывает любви, допустим, к деепричастиям, а редактор их любит и охотно употреб­ляет в собственных писаниях. Чуток отклонится создатель от приятных редактору оборотов, как у редактора обязательно возникнет острая потребность, прямо-таки неодолимое же­лание подогнать авторскую речь Основные методические требования к анализу под собственный вкус. И притом с искренним чувством: так лучше, так выразительнее, так проще и понятнее.

Показательно ироничное описание первого денька соб­ственной редакторской работы критиком Б. Сарновым в ста­тье «Разбойник Мерзавио и редактор» в сб. «Редактор и кни­га» (М., 1962. Вып. 3) (см. выше, в подразд. 1.3, с Основные методические требования к анализу. 30). Б.Сар- нов разъясняет происшедшее с собой тем, что действовал под воздействием обычного представления: «Ведь я редактор! Означает, я должен что-то вычеркивать, вчеркивать, править — одним словом, редактировать!» Правят, естественно, и по таковой причине, но ведь желание поменять одно слово другим воз­никло стихийно, а не по сознательному Основные методические требования к анализу намерению.

Субъективность многих стилистических поправок и при­страстий полностью объяснима. Хоть какой человек, читая текст, часто на уровне мыслей переделывает его, приспосабливая себе, чтоб лучше осознать и тем паче уяснить. Ведь пси­хологически текст понимается благодаря тому, что сверты­вается в сокращенную и обобщенную схему, которая помо­гает усвоить общий смысл речи Основные методические требования к анализу. При всем этом отдельные читатели воспринимают и понимают некие логико-синтаксичес­кие структуры только при дополнительной переделке. Редак­тору принципиально научиться осознавать любые логико-синтаксичес­кие структуры и, если добиваться отказа от какой-нибудь из их, то не поэтому, что она трудна для его, редактора, осознания, а поэтому Основные методические требования к анализу, что не отвечает задачкам издания либо будет трудна для читателя.

Но, к огорчению, мысленную переделку текста с целью приспособить его к собственному строю мыслей многие ре­дакторы воспринимают часто как итог недочетов авторского стиля. А недочеты, очевидно, должны быть устранены. Вот и появляется личная правка — передел­ка текста только Основные методические требования к анализу из-за личных особенностей восприятия и мышления редактора: авторскую конструкцию он подменяет конструкцией более для него обычной, более ему приятной, слова непривычные и малознакомые — более близкими и знакомыми.

Вот несколько таких невыдуманных поправок:

Наверх ногами, — пишет создатель. Ввысь ногами, — поправля­ет редактор. Ему представляется, что так лучше Основные методические требования к анализу, понятнее.

Того и ожидай, — начинает фразу создатель. Того и гляди, — «уточ­няет» редактор. Он привык к такому обороту и считает его более правильным.

Ошибки появляются под воздействием различных обстоятельств, но обычнее всего — когда идея опережает руку, — разъясняет ав­тор.

«Обычнее всего? — недоуменно спрашивает сам себя ре­дактор. — А можно Основные методические требования к анализу ли так писать?» И жирной чертой зачер­кивает слово обычнее, заменяя его словом почаще. Обычнее все­го — такового сочетания ему встречать не приходилось, и, хотя никаких нарушений законов языка здесь нет, он исправляет его, применяя тот, в безошибочности которого уверен полностью. Так проще и надежнее.

В чаянии привести к единству, — выражает свою Основные методические требования к анализу идея создатель, выбирая слово, свойственное для собственной манеры.

В надежде привести к единству, — исправляет редактор.

Так постылые, незнакомые слова поочередно и постоянно замещаются словами обычными, возлюбленными, знакомыми.

У редактора и создателя могут быть различные стили мышле­ния и речи. К примеру, создатель пишет хорошо, ярко, точ Основные методические требования к анализу­но, но с неторопливой обстоятельностью, многословно (случай историка Кудрявцева, см. выше), редактор же тяго­теет к лапидарному стилю, либо создатель красочен и живопи­сен, а редактору импонирует серьезный, суховатый язык. Как быть? Единственный путь для редактора — преодолеть себя, критиковать создателя не за манеру, а за неудачное ее исполь­зование Основные методические требования к анализу. И ни при каких обстоятельствах не переписывать, не перели­цовывать текст.

Время от времени субъективность оценок стиля — от недочета зна­ний у редактора и лишней осторожности. Так, редактор иногда запамятывает о многозначности слова и расценивает как ошибку употребление слова в значении, которое не совпада­ет с отлично ему известным. Конкретно Основные методические требования к анализу этим можно разъяснить смешное замечание редактора на полях одной рукописи воз­ле места, где создатель докладывает о том, что маточному молочку посвящено много работ: «...посвящать работы можно только живым людям, но не неодушевленным предметам», — беза­пелляционно заключает редактор. Сходу два выдуманных ограничения: только людям и только живым. Хотя загляни Основные методические требования к анализу редактор в толковый словарь российского языка, он увидел бы, что у глагола посвящать не одно, а три значения, посреди кото­рых и такое: «затратить на какое-либо дело, занятие и т.п.» и пример: «...ему идеальнее всего было предназначить себя кабинетным занятиям. Куприн».

Другой редактор в фразе Как оградить малышей от Основные методические требования к анализу инфек­ции?— подчеркивает слово оградить, ставя вопрос, видимо, поэтому, что приемлет только одно значение этого глагола, буквальное — обносить оградой, запамятывая о переносном — оберечь, предохранить, отделить от чего-нибудь.

Конфуз с более сложным случаем многозначности слова испытал отлично знакомый создателю редактор, который стал подменять в рукописях слово высококачественный Основные методические требования к анализу (в значении «хо­рошего качества») словом доброкачественный либо высокока­чественный. Свою правку он разъяснял просто и внушительно: вещей, которые не обладали бы любым качеством не бывает (нехорошим либо неплохим — другое дело). «Нет, напри­мер, — рассуждал он, — бескачественной печати. Если создатель желает сказать читателю, что печать высочайшего свойства, то лучше, если Основные методические требования к анализу он так и напишет: качественная печать, а не высококачественная печать, так как неважно какая печать (и отменная, и нехорошая) высококачественная, исключительно в одном случае неплохого либо высочайшего свойства (доброкачественная либо высококачествен­ная), а в другом — низкого, отвратительного свойства (низкокаче­ственная)». И так он изгонял слово высококачественный много лет, что и Основные методические требования к анализу принудило его засомневаться: так ли уж он прав, посту­пая схожим образом. «Может быть, — стал мыслить он, — слово высококачественный получило в речевой практике значение „доброкачественный", а выиграть речевую практику невоз­можно». И только такое рассуждение побудило его заглянуть в толковый словарь. И оказалось, что даже в толковом словаре под Основные методические требования к анализу редакцией Д. Н. Ушакова, составленном посреди про­шлого века, слово высококачественный имеет и значение неплохого свойства (пример: высококачественное определение объекта), и в сло­варе С. И. Ожегова прямо написано: «качественный — ...2. Наилучший, высочайший по качеству (высококачественные стали)». Прав­да, в академическом Словаре российского языка (2-е изд. М., 1982) у слова Основные методические требования к анализу высококачественный изготовлена помета разг., что гласит о не полностью обоснованном распространении слова в этом значении во все стили речи.

Вывод ясен: редактор должен держать в голове о многозначности слова и дружить со словарями, вспоминая ограниченность сво­их познаний.

Другая причина субъективности в правке и замечаниях — бездумное следование Основные методические требования к анализу воззрению какого-нибудь большого авто­ритета, который свои пристрастия в языке с большой силой и убежденностью выдает часто за беспристрастную закономер­ность. Это исторический факт, что величавые авторитеты в язы­ке, выдающиеся живописцы слова иногда становились гони­телями полностью допустимых слов. Категорически следуя их воззрениям, редактор безизбежно будет заносить хотя и Основные методические требования к анализу не свои, но личные, не вызванные беспристрастной необходимос­тью поправки.

К. С. Горбачевич в собственной книжке «Нормы современного рус­ского литературного языка» (М., 1978) привел убедительные примеры воинственного, но малообоснованного, чисто личного неприятия слов некими русскими писа­телями-классиками. 1

Л. Н. Толстой не обожал слова напрасно и избегал Основные методические требования к анализу его в собственных произведениях, считал совсем глупым.

Необоснованную, чисто личную антипатию к не­которым словам (лексическую идиосинкразию, как опреде­лил ее критик А. Лейтес в статье «Возможности слова» /Лит. газ. 1965. 25 мая/) испытывают и писатели, также авторы- ученые XX века. К. Федин осуждал слова киоск и боевитость, Б. Лавренев испытывал Основные методические требования к анализу физическую ненависть к словам учеба (заместо учения) и зачитать (заместо прочитать либо прочесть). Непримиримую враждебность к слову учеба испытывал и Ф. Гладков. К. Паустовский в «Книге скитаний» пишет о том, что «ко многим словам, таким, как поприветствовать, боеви­тый, я испытывал такую же ненависть, как к хулиганам».

Блок, к примеру, решительно Основные методические требования к анализу отторг слово принципно. «Что означает — принципно? Такового и понятия-то нет...».

Демьян Бедный в одном из стихотворений слово сберкас­са приводил как эталон «порчи языка».

Сергей Вавилов вытерпеть не мог вспомогательный глагол является. «О чем угодно можно сказать по-русски без „явля­ется"», — утверждал он.

Каждый писатель Основные методические требования к анализу вправе не употреблять слов, которые ему не нравятся, но когда они на этой базе делают обобщаю­щие декларации, то следовать им было бы очевидной ошибкой. Ибо нет слов нехороших и добротных. Все дело в контексте. И если слово не противоречит само по себе законам языка, то объек­тивно судить, не Основные методические требования к анализу плохое оно либо нехорошее в данном тексте, мож­но, только исходя из задач и специфичности этого текста, из сово­купности всех слов, употребленных в нем.

Вот почему редактору никак нельзя подчиняться даже та­ким авторитетам, как В. Г. Белинский, тем паче что его сти­листические замечания связаны с речевой практикой первой Основные методические требования к анализу половины XIX века.

В. Г. Белинский справедливо писал, что «употреблять зарубежное слово, когда есть равносильное ему российское слово, — означает оскорблять и здравый смысл и здравый вкус». В качестве примера он приводил слова утрировать и гиперболизировать: «...ничего не может быть нелепее и диче, как употребление слова „утрировать Основные методические требования к анализу" заместо „преувели­чивать"».

Может быть, для собственного времени Белинский и был прав. Может быть, тогда слово утрировать было равносильно пре­увеличивать, ничем от него не отличалось. Но сейчас это слово — уже синоним к слову гиперболизировать и значит не просто гиперболизировать, а гиперболизировать грубо, упрощен­но, нарочито подчеркивая что-то, выкатывая одну Основные методические требования к анализу из сто­рон. И российский язык выиграл от того, что рядом со словом гиперболизировать оказалось слово утрировать. Правда, умес­тно оно не всюду, как книжное по расцветке и не утратившее колера собственного зарубежного происхождения, но сущность дела от этого не изменяется.

Субъективность и односторонность оценки стиля особен­но наглядно Основные методические требования к анализу показал А. Ф. Писемский, написав­ший А. Н. Майкову по поводу его стихотворений:

Дура - волшебство, а Ребенок красота, исключительно в первой употреблено одно слово некорректно «воркотня». Этого слова, во 1-х, я не слыхал, а если оно и есть, то может произойти только от слова ворковать, что означает миндальничать, а Основные методические требования к анализу не ворчать. К милому моему поэту я придирчив, как Покровский,- мне охото, чтобы у него все было безупречно (Писемский А. Ф. Письмо к А. Н. Майко­ву. // Писемский А.Ф. Письма. М.; Л., 1936. С. 62).

Если б Писемский не полагался в критике лишь на собственный словарь и свое языковое Основные методические требования к анализу чутье, а проверил бы по сло­варю Даля, то увидел бы, что там слово воркотать, от ко­торого образована воркотня, имеет и значенье «ворчанье». Так что А. Н. Майков вправе был употребить это слово.

Итак, не каждое выражение тех, кто стал авторитетом в области слова, заслуживает равного доверия Основные методические требования к анализу. Слепо следо­вать нельзя даже за большим авторитетом.

Это не отменяет советы, что ко многим суждени­ям о стиле выдающихся мастеров слова редакторам нужно вни­мательно прислушиваться и опираться на эти суждения в сво­ей работе.

К примеру, нельзя не следовать за величавыми в том, что следует ценить в Основные методические требования к анализу стиле создателей.

Так, А. С. Пушкин в особенности ценил в текстах П. А. Вязем­ского их своеобразие и остроту:

...за одну статью Вяземского в Телеграфе отдам три дельные статьи Столичного вес­тника. Его критика поверхностна либо несправедлива, но образ его побочных мыслей и их выражение резко оригинальны, он мыслит, сердит и принуждает Основные методические требования к анализу мыслить и смеяться: принципиальное достоинство, в особенности для журналиста (Полн. собр. соч. Т. 13. С. 340).

С Пушкиным был солидарен и сам Вяземский, когда оце­нивал речь вице-президента Киевского отделения Библейс­кого общества Орлова:

Я ее читал с отменным наслаждением: много неправильности в слоге, но все­гда Основные методические требования к анализу сила, всегда живопись, всюду отпечаток разума бодренького и души плотной (Остафь- евский архив. Т. 1. С. 29).

О простительности малозначительных погрешностей стиля при общей простоте и ясности слога писал в рецензии на книжку Н. Д. Телешова «За Урал...» И. А. Бунин:

От всей книги веет таковой настоящей искренностью и простотой, что Основные методические требования к анализу чита­тель просто прощает создателю встречающиеся местами погрешности против синтак­сиса (к примеру: «едва входишь во двор, стоит на особенном постаменте большая металлическая пушка», стр. XV)) (Лит. наследие. Т. 84, кн. 1. С. 331).

Не чуждаться неологизмов призывал Вяземский:

Я перевел в речи сударя: esprit de parti - дух сообщничества. Слова этого у нас Основные методические требования к анализу нет: тем лучше. Лучше в словах самовласничать, чем известному уже слову дать насильное значение (Остафьевский архив. Т. 2. С. 65).

Нельзя не прислушаться к их осуждению стиля нейтраль­ного, обезличенного. В художественном произведении он вызывал их неприятие. К примеру, И. А. Гончаров писал:

Писатель... думающий на одном, говорящий на другом, нейтральном языке Основные методические требования к анализу,- неосуществим (Лит. наследие. Т. 87. С. 22).

Интересно, за что Л. Н. Толстой резко критиковал язык и стиль неких научных сочинений и художественных произведений. Он гласил H. Н. Гусеву:

- Этот научный язык... Это - желание скрыть свое неведение, точно так же, как литературный язык - желание скрыть то, что нечего сказать Основные методические требования к анализу (Гусев H. Н. Два года с Л. Н. Толстым. С. 147).

Наукообразный стиль осуждал в письме к И. С. Тургеневу критик П. В. Анненков:

...Я прочитал на досуге огромный том Вудке «История письмен». Он начинает ее с татуировки одичавших, находя в ней 1-ый эмбрион письменности и переходя через живопись мексиканцев, словоизображения китайцев Основные методические требования к анализу, гиероглифы егип­тян и клины ассирян, доходит до первой азбуки финикийской - за 1000 лет до Рождества Христова. Картина усилий населения земли дойти до азбуки - изуми­тельная, но читать Вутке - это... то же, что кули с песком тащить на гору. Лет через 15 какой-либо новый Ренан скажет книжку Вутке яснее и любезнее Основные методические требования к анализу (Рус. обозр. 1898. Т. 51. Май. С. 25-26).

Суждения писателей-редакторов о том, как относиться к слову, более чем назидательны. В. Г. Короленко обобщал в одном из собственных редакторских писем:

Слово - это не игрушечный шар, парящий по ветру. Это орудие работы: оно должно поднимать за собой известную тяжесть. И только по тому Основные методические требования к анализу, сколько оно за­хватывает и подымает за собой чужого настроения, мы оцениваем его значение и силу (Собр. соч. Т. 10. М„ 1956. С. 395).

И. А. Гончаров проницательно выявлял значение языка в письме к одной собственной корреспондентке:

...Язык - все. Больше всего языком человек принадлежит собственной цивилизации. Различие языков никогда не допустит Основные методические требования к анализу до совершенного, интимного, искреннего сближения. Язык - не есть только говор, речь: язык есть образ всего внутреннего человека: его разума, того, что именуют сердечком, он выразитель воспитания, всех сил интеллектуальных и нравственных - недаром сказано: le style c'est l'homme. Да, язык есть весь человек в глубочайшем, до самого Основные методические требования к анализу дна его природы, смысле. Ему обучаются не по тетрадям и книжкам, в гостиной у папа и мать - а 1-ый учитель кормилица с своими агу, агу... и другими междометиями, позже нянька с своими прибаутками и притчами, потом куча товарищей и подруг (российских мальчишек и девченок), начи­ная с деревенских и до школьных Основные методические требования к анализу сверстников, язык народа, негоциантов, мещан, язык ремесел, а потом уже обработанный, незапятнанный, книжный либо литературный язык в примерных писателях. Стало быть, язык, а с ним русскую жизнь всасывают с молоком мамы - обучаются и играют в детстве по-русски, зреют, мужают и прино­сят пользу по-русски. Он Основные методические требования к анализу то же для человека, что родной воздух (Лит. наслед­ство. Т. 87. С. 15).

Многие российские писатели оставили в наследие всем ли­тераторам, редакторам в том числе, выражения о жела­тельности простоты слога, близости его к народному языку. Чтоб не отклоняться от основной полосы темы, приведу толь­ко свидетельство писателя А. И. Эртеля Основные методические требования к анализу о словах Л. Н. Тол­стого по этому поводу, которые он слышал от Льва Николае­вича в Москве:

Нужно стараться писать так, чтоб меня сообразил даже китаец; «то, чего я достигну, стараясь писать так - это и будет самым наилучшим изложением». Другими словами это не означает подделываться под китайца Основные методические требования к анализу либо под люд, но это означает брать предмет, стремясь к вероятной, обусловленной самим предметом простоте (Эртель А. И. Письма. М., 1909. С. 274).

Так что прислушиваться к словам мастеров редакторам нужно. Непременно нужно. Их опыт работы со словом драгоце­нен и на самом деле, и как эталон неустанного труда. К Основные методические требования к анализу. Федин писал:

Самое тяжелое для меня - работа над словом. Чем руковожусь я, предпочитая одно слово другому? Во-1-х, слово должно с большей точностью опреде­лять идея. Во-2-х, оно должно быть музыкально выразительно. В-3-х, обязано иметь размер, требуемый ритмической конструкцией фразы. Трудность работы состоит в одновременном учете этих 3-х главных Основные методические требования к анализу требований. К ним нужно прибавить два других, более сложных: в авторской речи нужно избегать нередких повторений 1-го и такого же слова, нельзя употреблять изношенных, вульгарных, надуманно прекрасных слов.

О собственной скрупулезной работе над стилем пишет и Л. Пан­телеев (см.: Октябрь. 2001. № 8. С. 179—180). Из его рассказа в особенности Основные методические требования к анализу ясно, какими тонкими и вдумчивыми должны быть анализ и оценка стиля редактором. Под напором редакторов JI. Пантелеев, к примеру, обязан был поменять слова су­кин отпрыск, которыми на уровне мыслей припечатывал герой «Пакета» собственного конвоира («И все молчит этот Зыков, сукин сын»):

Сукин отпрыск, естественно, очень скоро полетел к чертовой мамы Основные методические требования к анализу. Достойной заме­ны ему я не отыскал. В следующих изданиях рефрен этот звучит либо так:

«И все молчит этот Зыков-подлец...»

Либо когда редактором оказывалась в особенности рьяная гувернантка - просто:

«И все молчит этот Зыков...»

Как ни забавно это звучит, а для создателя исчезновение этого «сукина Основные методические требования к анализу сына» было очень тяжеленной утратой. Как я на данный момент понимаю, пригодился он мне не только лишь для ритма (и уж, естественно, не для того, чтоб «отвести душу», выругать­ся), а поэтому, что нагромождение «з-с-з-с-с-с-с-з-с-с» подчеркивало злове­щий нрав сцены и переживаний героя Основные методические требования к анализу. Не считая того, и ботиночки как-то лучше поскрипывали» (с. 180).

В особенности полезны для редакторов письма величавых российских писателей, содержащие замечания по присланным им руко­писям. Потрясающее познание ими родного языка и узкий вкус делают эти редакторские на самом деле письма потрясающей стили­стической школой для редакторов и создателей Основные методические требования к анализу. Обычно, за­мечания тяготевшего к редактированию А. П. Чехова либо про­фессионально занимавшихся им М. Е. Салтыкова-Щедрина и В. Г. Короленко носили в главном беспристрастный нрав.

Приведу в качестве примера одно письмо А. П. Чехова ли­тератору конца XIX века Н. А. Хлопову, приславшему Чехо­ву для оценки Основные методические требования к анализу свою пробу пера. Прочитав его рассказ, Чехов написал ему, что рассказ «хорош и, возможно, пойдет в дело», но предупредил создателя:

Если Вы рассчитываете на него как на суровый шаг и дебютируете им, то в этом смысле, по моему воззрению, он фуррора иметь не будет. Причина не в сюжете Основные методические требования к анализу, не в выполнении, а в поправимых пустяках - в чисто столичной небрежности в отделке и в кое-каких деталях, неважных по существу, но режущих глаза.

Начать с того, что то и дело попадаются фразы томные, как булыжник. Напри­мер, на стр. 2 фраза: «он входил ко мне дважды в продолжение Основные методические требования к анализу получаса». Либо: «На губках Ионы появилась долгая, несколько смущенная улыбка». Нельзя сказать «брызнул длительный дождь», так, согласитесь, не годится фраза «появи­лась долгая улыбка» (Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 2. С. 199-200).

Редакторская субъективность проявляется также в том, что у редактора в борьбе за корректность речи иногда просыпа­ются и утверждаются Основные методические требования к анализу черты пуризма, он преобразуется в по­борника речи дистиллированной, лишенной естественного своеобразия.

Редакторы-пуристы в особенности страшатся типо грубых, а по сути народных слов. Хоть какое отклонение от книжной речи воспринимается как недопустимое.

Доктор мед наук П. П. Кожевников в «Заметках редактора научной мед литературы» (Рус. речь. 1968. № 1) протестует против Основные методические требования к анализу того, чтоб в печатные мед издания проникали такие вульгарные, как он их характери­зует, слова, как «.простудиться, прыщи, плешь, помусолить, разди­рать (кожу), врачиха, и другие. Опытнейшему редактору их просто устранить» (с. 44). Никаких колебаний у П. П. Кожевникова, что устранять их необходимо обязательно, нет. Меж тем ни сло Основные методические требования к анализу­во прыщ, ни слово плешь к вульгарным не относятся. Толко­вые словари только слово плешь относят к просторечным, но не вульгарным. Устранять и подменять нареченные П. П. Ко­жевниковым слова нужно не во всех случаях, а исключительно в науч­ной мед литературе, с которой он имел дело. В ней, вправду Основные методические требования к анализу, заменять определения просторечными слова­ми не годится.

Еще одна неудача ждет создателя, когда редактор, чей сло­варь и познания лексики родного языка намного уступают сло­варю и познаниям создателя, не признает за ним права пользо­ваться словами, которые редактору неопознаны. Таковой слу­чай со слов Т. Г. Габбе Основные методические требования к анализу обрисовала в собственном дневнике Лидия Чу­ковская:

Туся [Т. Г. Габбе] поведала мне тщательно и изобразила в лицах отвратительную сцену в Гослите меж Мясниковым [главным редактором Гослитиздата], редак­торшей и Самуилом Яковлевичем Маршаком. Редакторша сделала С. Я. замеча­ния. Такие, к примеру:

- Сапоги с подборами? Что за Основные методические требования к анализу подборы? Такового слова нет.

С. Я. востребовал Даля. Подборы нашлись.

- Все равно, мне как-то не нравится, - произнесла редакторша.

С. Я. поначалу что-то уступал, позже взорвался:

- Это неуважение к труду! Я лучше возьму у вас совершенно свою книжку!

- И возьмите! - кликнул Мясников.

Здесь вмешалась Туся и стала успокаивать и улаживать. Жалко Основные методические требования к анализу, в этом случае скандал мог бы быть победоносен (Чуковская Л. К. [Избр. соч.]: в 2 т. М. : Арт- Флекс, 2001. С. 289).

Итак, тот, кто критикует либо правит текст стилистически, почти всегда от всей души стремится сделать лучше произ­ведение, но если он при всем этом не умеет отделить Основные методические требования к анализу справедли­вых, беспристрастных требований от личных пристрастий, то по сути не столько улучшает стиль, сколько подчи­няет его собственному вкусу, делая комфортным для собственного вос­приятия. С одной стороны, здесь сказывается сила привычки, с другой — свои и чужие (под воздействием авторитетов) пред­рассудки.

Стать выше этих пристрастий и предрассудков, знать Основные методические требования к анализу за­коны языка и критиковать текст, исходя только из их, а так­же из особенностей и задач контекста, — вот что нужно редактору для настоящего анализа языка и стиля.

Третье требование — осторожно, осмотрительно пользовать­ся правилами и советами нормативной грамматической стилистики. Выдвигать это требование приходится по двум причинам:

1) поэтому, что Основные методические требования к анализу некие редакторы пользуются правила­ми и советами грамматической стилистики грубо прямолинейно, не сообразуясь с особенностями и задачками контекста;

2) поэтому, что язык произведения — вещь вообщем чрез­вычайно узкая, и шаблонные деяния могут его уродовать, а не облагораживать.

Когда уже упоминавшийся доктор мед наук П. П. Кожевников в собственных «Заметках редактора научной Основные методические требования к анализу ме­дицинской литературы» (Рус. речь. 1968/?/. № 1) приводит пример безуспешно, в нарушение нормы, использованного ме­стоимения:

Брумит обрисовал хворого, имевшего сужение пищевого тракта, которое он связывал с лейшманиозом (с. 48), -

то он прав, спрашивая: «Кто он? — Брумит? Нездоровой?» Ведь наиблежайшее к местоимению существительное хворого, и фор­мально, также по закономерности восприятия он Основные методические требования к анализу — боль­ной. А означает, редактор вправе обоснованно добиваться заме­ну местоимения, хотя читатель после недолгого размышле­ния усвоит, что он не нездоровой, а конкретно Брумит. Вобщем, лучше не заставлять читателя размышлять по таким поводам, теряя время.

Но не всегда следует отрешаться от местоимения по та­кой формальной причине.

Правилен ли Основные методические требования к анализу, нуждается ли в исправлении таковой текст:

Перед окном разбит палисадник, и на самой средней клумбе, под розовым кусточком, лежала собака и кропотливо грызла кость. Софья Петровна увидала ее.

«Ее — выходит кость»,— непременно отметит редактор, понимающий установленное нормативной грамматической сти­листикой правило: местоимение подменяет наиблежайшее к нему Основные методические требования к анализу существительное такого же рода и числа.

Но будет ли он прав, если востребует от создателя поменять местоимение существительным?

Нет, так как время от времени связь меж местоимением и су­ществительным определяется не формально (порядком слов), а когда другое чтение нереально, противоречит здравому смыслу. В таких случаях — а конкретно с одним из их Основные методические требования к анализу мы имеем дело — никакой двусмысленности либо неяс­ности не появляется, читателю все ясно, и придираться к фразе можно только по формальному, неправильному тут поводу.

Иван Сергеевич Тургенев, которому принадлежит эта фра­за из «Муму» (только слово барыня мы для конспирации заме­нили Софьей Петровной), не считал постыдным Основные методические требования к анализу употребить тут местоимение, видимо, поэтому, что осознавал: у читате­ля перед очами собака, грызущая кость, а не кость в зубах у собаки, и местоимение ее всякий не задумываясь отнесет только к главной видимой «персоне». К тому же у Тургенева за процитированной выше фразой следует:

- Боже мой! - воскрикнула она вдруг. - Чья это Основные методические требования к анализу собака?


osnovnie-kolichestvennie-zakoni-himii.html
osnovnie-kombinatornie-soedineniya.html
osnovnie-komponenti-betonnoj-smesi-ih-vidi-vliyanie-na-svojstva-betonov.html